История кредитов

Продажа должников и «грешные» проценты: кредиты с древнейших времен и до ХХ века

Античная Греция и Рим, древний Египет, средневековая Европа – желания и потребности были у людей всегда. Но не всегда можно было осуществить сразу все мечты за свой счет. К счастью, находились люди, которые давали в долг своим согражданам, а по возвращении денег взимали немного большую сумму, чем давали изначально. Так появились первые кредиторы. Занятие это было не слишком почетным, но обеспечивало стабильный доход, да и закон почти всегда был на стороне заимодавца.

В древнем Египте уже в 3 веке до н. э. существовала отдельная форма договора займа. Должник, который не вернул кредит вовремя, вполне мог стать рабом кредитора, если сумма долга была слишком велика. В древнем Вавилоне можно было отдавать детей в залог за долги – это отражено в законах царя Хаммурапи, который славился своей мудростью и справедливостью. А в Древней Индии ростовщичество было морально узаконено дхармой – специальными духовными нормами, на которые индийцы ориентировались в обычной жизни. Допускалось и получение долга силой или хитростью. Последний способ был актуален для кредиторов, принадлежавших к более низкой касте, чем заемщик – они не имели права воздействовать на должника силой.

Законы Древнего Рима в период до н.э. также допускали долговую кабалу. Если должник не мог вернуть займ, он переходил в руки кредитора, тот заключал его в долговую тюрьму, но в течение месяца должника еще можно было выкупить. Для этого кредитор три раза в месяц, в базарные дни, выводил несчастного заемщика на рынок. Желающий мог подойти, выплатить долг и выкупить должника из неволи. А вот как дальше складывались отношения между выкупленным и выкупившим…

Конечно, кредиторы того времени в скоринговых программах не нуждались. Глядя на заемщика, ростовщик мог сразу сказать, для чего ему деньги. Бедняк занимал, чтобы выжить, богач – чтобы приобрести очередной предмет искусства или хорошо обученного раба, зажиточный крестьянин – купить еще пару волов. Выдавая займы, кредиторы ничем не рисковали – как видим, закон защищал их куда лучше, чем должников. Однако мы не можем сказать, что заемщики того времени относились к долгам более ответственно, чем наши современники. Перезаклады и распродажа имущества и в древние времена встречались довольно часто.

В средние века возникает такое понятие, как непрямые займы. В те времена ростовщичество яростно осуждалось церковью. Получение «денег от денег», то есть заработок на процентах, считалось тяжким грехом. И тогда итальянские банкиры изобрели вексельное кредитование – случилось это в XIV веке. В упрощенном виде сделку можно описать так. Заемщик, которому нужны были деньги, шел к кредитору. Тот выдавал ему «кредитный лимит» в нужной валюте и вексель, который следовало погасить в нужный срок. Должник уплачивал по векселю сумму несколько большую, чем получил вначале – это и были те самые «грешные» проценты.

Если в средние века масштабы кредитования были довольно скромными, то в эпоху Возрождения, а затем и Просвещения они значительно выросли. Удовольствия и развлечения осуждались уже не так, как раньше, а к 18 веку и вовсе стали культом, особенно в высшем свете. В 16-17 столетиях в Европе появились первые коммерческие банки, однако обращались туда в основном промышленники и торговцы. Простые граждане предпочитали пойти к ростовщику или в ломбард. Именно тогда образ ростовщика стал мрачным и зловещим. Считалось, что честные граждане идут занимать денег под залог только в случае крайней нужды. Однако аристократы считали это «предрассудками простого народа» и активно пользовались вексельными кредитами.

Что обычно служило залогом в таких случаях? Чаще всего это были драгоценности (при небольшой сумме) либо имение (при значительном займе). Различия между кредитами «на покупку поместья» и «на покупку экипажа» никто не делал – все решала общая сумма займа. Породистых рысаков в залог брали редко – ненадежное «имущество» могло в любой момент «откинуть копыта», поэтому ростовщики предпочитали не рисковать. В каких-то ситуациях кредитор мог согласиться на обеспечение в виде старинной мебели или антикварных предметов искусства.

Большой популярностью у дворян пользовались кредиты «на неотложные нужды» - то бишь на покупку нового экипажа, драгоценностей для дамы сердца, да просто на азартную игру. Некоторые и вовсе не могли остановиться, особенно если привыкли жить на широкую ногу или, скажем, были горячими поклонниками карточной игры. Нередко поместья и усадьбы горе- заемщика бывали перезаложены несколько раз, при этом в них жила многочисленная семья должника. После разорения жены и дети дворян оказывались в буквальном смысле слова на улице. Законы европейских стран за редким исключением разрешали продать имущество и дом должника, даже если в нем жили маленькие дети. Таким образом, закон оказывался на стороне кредитора.

Помимо привычных вексельных и собственно денежных займов, в то время существовал и еще один вид кредита. Прямо у производителя можно было приобрести товар в кредит – этим охотно пользовались и рабочие, и дворяне. Мясники, бакалейщики, пекари отпускали свою продукцию в долг в течение многих лет. В кредит можно было получить не только товары, но и услуги: сапожники, прачки, портные, ювелиры нередко обслуживали в рассрочку постоянных клиентов. Но если обычный крестьянин получал травму, терял работу и не находил новую – взыскать долги было очень сложно. Что можно было взять с рабочего, не имевшего ни гроша за душой?

Если простые люди часто не могли вернуть долг, то аристократы иногда просто не хотели его платить. Шить у портнихи все новые платья, заказывать у ювелира роскошные украшения и не платить за это ни гроша для многих аристократок было нормальной практикой. Но самыми плохими заемщиками в этом отношении были короли – они могли запросто разорить своего кредитора, не вернув ему долг. Основанием для этого служило королевское слово, которое, как известно, представляло собой закон.

В России государственные кредитные учреждения появились только в середине XVIII века – до этого граждане всех сословий обращались за ссудами к ростовщикам. Процент по таким кредитам был довольно высок – от 30 и больше. Отношения «кредитор - должник» строились примерно так же, как и в Европе: крепостные порой закладывали последние рубахи, а дворяне – свои поместья. Однако в середине XVIII века ростовщичество было запрещено законом. Именно тогда появились первые банки. Там можно было взять ссуду на покупку жилья под 6-8% годовых, процентная ставка опять же устанавливалась государством. Залогом для банка могло служить не только недвижимое имущество, но и… крепостные – это не возбранялось законом.

Купцы и помещики к кредитованию в государственных банках относились по-разному. Первые не делали особых различий, у кого занимать – у ростовщика или у государства. А вот купцы старались занимать у кого угодно, только не у казенного банка. В итоге к середине XIX века Государственный коммерческий банк выдал ссуд всего на 25 млн рублей, а вот вкладов принял на 200 млн рублей. Эти деньги были переведены в Государственный заемный банк и уже там выдавались помещикам в виде займов под залог имений.

Частные банкирские дома появились в конце XVIII века и выдавали в основном микрокредиты. поскольку большими капиталами не располагали. Помимо выдачи кредитов, они также могли заниматься торговлей, производить товары, а отдельных законов для них практически не было. Шли туда за займом в основном купцы, мелкие промышленники, нередко по рекомендации.

В конце XIX века в России открылись Крестьянский поземельный банк и Дворянский банк. Последний выдавал кредиты только дворянам и только на покупку жилья, Крестьянский, соответственно – крестьянам. Ссуду на покупку земли или имения можно было получить под 5% годовых. Сроки выплаты существенно отличались друг от друга – от вполне разумных 20-25 лет до астрономических 60-65. Фактически это была ипотечная система, в некоторых отношениях более удобная и совершенная, чем сейчас. К сожалению, хорошие (как и плохие) качества системы исчезли вместе с ней после 1917 года.